Николай Ковалев рассказал, как победить терроризм

Депутат Госдумы выступил на Бюро парламентской ассамблеи ОБСЕ.

Депутат Государственной Думы от Орловской области, член комитета по безопасности Николай Ковалев озвучил позицию России на заседании Бюро парламентской ассамблеи ОБСЕ. Оно прошло 24 апреля в Копенгагене. Ранее кратко об этом сообщил официальный сайт Госдумы. А теперь Николай Ковалев дал развернутый комментарий по итогам прошедшего событий, который был опубликован на официальном сайте орловского регионального отделения партии «Единая Россия». Приводим его полностью:

«Позвольте начать с того, что, по моему глубокому убеждению, является краеугольным камнем борьбы с боевиками «Исламского государства», «Джебхат ан-Нусры» (запрещенные в России организации — прим. «ОрелГрад») и прочих экстремистских групп в этом регионе. Это сотрудничество. Сотрудничество России со всеми странами, потому что в современном мире нет ни одного государства, которого бы не коснулась террористическая угроза. После событий трехлетней давности в Нью-Йорке и Вашингтоне, подрывных действий экстремистских организаций в ряде стран стало ясно, что терроризм вышел за границы отдельных государств и превратился в проблему международного масштаба. А значит, без объединения усилий на межгосударственном уровне это зло совсем непросто будет одолеть и в отдельно взятой стране.

Россия уже внесла свою лепту — антитеррористическая операция в Сирии продолжается, причем на законных основаниях. Сделано уже много. Инфраструктура «ИГ» рушится, а ведь сколько времени возводилось здание террора на Ближнем Востоке … Но дело в том, что России есть, что терять. ИГИЛ — это угроза нашей национальной безопасности, российскому Кавказу. Победа террористов и проникновение последних на территорию России нанесет непоправимый вред государству. Дагестан, Чечня, Ингушетия. Здесь уже активизировались последователи дегенеративной философии радикалов. Так, Глава управления ФСБ России по Ингушетии Александр Куманяев отметил, что на территории Северного Кавказа развита целая система вербовки граждан в международные террористические организации. Мы не можем допустить подобного развития событий. Именно поэтому политика нашего государства направлена на то, чтобы свести угрозу террора для России к минимуму, а потом и вовсе ее устранить. Президент РФ, в отличие от западных лидеров, осознает, к какой катастрофе приведет разрастание террористической угрозы в мире. И в этом вопросе необходимо сплотиться, преодолеть религиозные и межнациональные разногласия в международном сообществе.

Возможно, мой дальнейший ответ не понравится сторонникам безудержных либеральных свобод. Но таких людей, уверен, в России не так уж много. Основная масса россиян, думаю, уже давно осознала, что в борьбе с терроризмом без некоторого ограничения прав и свобод не обойтись. Это уже давно поняли во многих странах Запада. Там совершенно спокойно относятся к действиям государственных силовых структур, которые с помощью технических средств довольно эффективно противодействуют терроризму. Так уже давным-давно по силам государству поставить предел распространению идей терроризма и экстремизма в печатных и электронных СМИ, а также в сетевых источниках информации. Чего греха таить, но некоторые российские средства массовой информации весьма настойчиво представляли чеченских террористов эдакими робин гудами. Охотно брали у них интервью, показывали их в прямом эфире, характеризуя как честных и благородных людей.

В последнее время, правда, наступило известное отрезвление. Уже гораздо меньше фактов безудержного восхваления террористов. И все же у бандитов, сеющих смерть, еще хватает добровольных помощников в печатных и электронных СМИ. А как расценить то, чем нас до сих пор усердно потчуют телеканалы? В художественных телепередачах главный герой и хозяин нынешней жизни — бандит. За его действиями, затаив дыхание, следят миллионы россиян. Ему они сочувствуют и сопереживают. Так формируется терпимость к криминальному миру, который нас окружает. Разговоров о том, что с романтизацией СМИ бандитской жизни нужно решительно покончить, было немало. Однако реальных действий, по сути дела, не последовало.
Еще один очень значимый аспект проблемы. В ведущих западных странах законодатель уже давно обязал производителей средства связи выпускать только такие устройства, если угодно назовем их гаджетами, которые оснащаются системами прослушивания с последующей их передачей на контроль силовым структурам. Это позволяет спецслужбам в случае террористической угрозы достаточно эффективно применять ныне существующие системы оперативно-розыскных мероприятий для прослушивания телефонных, сотовых, пейджинговых сетей и Интернета вне зависимости от форм собственности. Наверное, и нам надо задуматься о разработке сходной системы повышения эффективности противодействия терроризму.

Далее, от затянувшихся разговоров о создании эффективной международной системы противодействия терроризму следует перейти к практическим действиям. Например, обеспечить надлежащий государственный контроль за изготовлением, хранением взрывчатых веществ и оружия. Не секрет, что многие теракты стали возможны, в первую очередь, потому, что государство в определенный момент не сумело обеспечить надлежащее хранение смертоносных веществ и оружия. К тому же до сих пор не налажено маркирование взрывчатки. А между тем во многих странах это стало делом обычным и привычным, а также довольно эффективным в борьбе с терроризмом. После взрыва по маркировке, которая остается целой, довольно быстро удается установить происхождение смертоносного заряда. Это значительно облегчает следственные действия.
Столичные власти собираются установить антитеррористическое оборудование в московском метро: систему теленаблюдения, металлоискатели перед турникетами. Это обойдется налогоплательщикам в 2,5 миллиарда рублей. С теленаблюдением ясно. Опытный специалист способен вычислить в толпе преступника и предупредить службу безопасности. А с металлоискателями не все ладно. Они реагируют на все: и на пряжки ремней, и на связки ключей, и на сотовые телефоны… Таким образом, будет парализована работа станций метро. На процесс досмотра уйдет уйма времени. Но при маркировке взрывчатки запаховым идентификатором этого можно будет легко избежать. Что еще немаловажно – многое депутатам Госдумы предстоит сделать в нормотворческом плане для создания действенного антитеррористического законодательства. Если с умом будут использованы законотворческие наработки прежнего состава комитета Госдумы по безопасности, то эффективное антитеррористическое законодательство может появиться уже к концу нынешнего года.

На днях нижней палатой парламента страны приняты поправки в УПК. Согласно изменениям, подозреваемых в причастности к теракту можно будет задерживать на 30 суток вместо прежних 10. Ведь практика показала, что в короткие сроки чрезвычайно сложно собрать необходимые данные для предъявления обвинения возможному террористу. На очереди — инициированный мной и рядом депутатов Госдумы законопроект о внесении в ряд федеральных законов изменений и дополнений, предусматривающих государственную дактилоскопическую регистрацию. Он позволит усовершенствовать систему проверки обоснованности выдачи физическим лицам лицензий на приобретение оружия. И не только. Можно будет создать общероссийский банк отпечатков пальцев, который значительно облегчит работу по выявлению преступных сообществ, а также подозрительных лиц, активно перемещающихся по территории страны.

Уже рассмотрены в первом чтении предложенные нами поправки в два федеральных закона – «О средствах массовой информации» и «О борьбе с терроризмом». Они запрещают цитирование любых высказываний террористов, экстремистов и иных лиц, препятствующих осуществлению контртеррористических и иных операций, пропагандирующих или оправдывающих сопротивление представителям государственной власти. Надеюсь, с их введением в действие будет покончено с распространением идей терроризма и экстремизма в печатных и электронных СМИ, а также в компьютерных сетях. Не могу не отметить один, мягко говоря, непонятный нюанс: казалось бы, такие законотворческие усилия депутатов должны находить у российского общества понимание и поддержку, но, похоже, с этим дело обстоит неважно. Скажем, не так давно столичные парламентарии приняли вполне безобидный закон «Об общественных пунктах охраны правопорядка в городе Москве». Так вот, его тут же окрестили «законом о стукачах». Думаю, здесь, как всегда, постаралась пресса. Это полезный документ, побуждающий москвичей позаботиться о собственной безопасности и более активно участвовать в охране правопорядка.

Но так уж у нас повелось. Любые попытки государственных структур призвать граждан озаботиться собственной безопасностью воспринимаются как возврат к практике доносительства. На мой взгляд, это тяжелая проблема. Можно увеличить финансирование спецслужб, можно принять антитеррористическое законодательство, но без изменения общественных умонастроений, без избавления от «синдрома 30-х годов» победу над терроризмом вряд ли удастся одержать. Судите сами: в Израиле больше половины предотвращенных терактов — это заслуга простых граждан. Чего, к сожалению, не скажешь о России.

Именно поэтому на Парламентской ассамблее ОБСЕ я предложил разработать и принять Антитеррористический кодекс, а для этого необходимо разработать, согласовать и ратифицировать международный свод законов ПА ОБСЕ — Антитеррористический кодекс ассамблеи — о преступлениях, связанных с террористической деятельностью. Помимо этого, потребуется «создать секцию Международного суда государств — членов ассамблеи для судебного разбирательства и осуждения лиц, занимающихся террористической деятельностью трансгранично, ну а затем логично будет организовать международную пенитенциарную систему государств — членов ассамблеи для содержания в ней лиц, осужденных указанным Международным судом. В этом контексте я указал на актуальность ранее сформулированной мной идеи о создании специального комитета по противодействию терроризму. В рамках данной структуры нужно использовать созданный в этих целях Центр космического мониторинга по контролю над трансграничными передвижениями международных террористических группировок как внутри, так и за пределами ПА ОБСЕ, а на базе антитеррористического комитета ассамблеи следует сформировать Международные силы быстрого развертывания для их оперативного применения в тех регионах, откуда исходит угроза безопасности государствам — членам ассамблеи.

Проблема борьбы с терроризмом общая, мир стал меньше и гораздо более уязвимым для террористических атак. В стороне не удастся отсидеться никому, только отказавшись от двойных стандартов. Только вместе, только перестав делить террористов на плохих и хороших на своих и чужих, только осознав, что террорист не может быть умеренным, только поставив на службу борьбы с террором все достижения современной цивилизации мы сможем обуздать этого монстра, пытающегося вырваться на свободу, угрожая всему современному человечеству».


С 28.07.2017 возможность комментирования на сайте закрыта
Обсуждение новостей доступно в соцсетях