«Люди не готовы к изменениям». Интервью с архитектором, повергшим в шок орловский бомонд

Ранее по теме: Орел – город застоя и отстоя. Есть новые доказательства

Неделю назад в Орле презентовали один из вариантов реконструкции Городского парка культуры и отдыха. Проект вызвал широкий резонанс, в том числе и после материала «Орелграда». Сегодня обновление парка обсудят еще раз — на этот раз уже на областном уровне. В преддверии нового витка дискуссий мы поговорили с Артемом Укроповым — архитектором столичного бюро «Megabudka», который и демонстрировал новую концепцию.

— Представленного проекта нет на вашем сайте. Он там появится?

— Мы выкладываем не все проекты на сайт. Если общественность поддержит, то мы сделаем визуализацию и переформатируем проект под сайт и тогда выложим. Пока еще рано говорить об этом, так как концепция может претерпеть изменения.

— Работа в Орле предполагала получение денег?

— Нет, мы иногда делаем социальные проекты, если понимаем, что потенциально они могут принести пользу или быть реализованными. Например, в Москве мы делали альтернативный проект Триумфальной площади, он привлек общественное внимание, и после этого был устроен открытый конкурс. Еще мы придумывали временные решения для переулков в центре Москвы. Это был эксперимент – смотрели, как люди будут реагировать на новые общественные пространства там, где ранее ездили автомобили. В последнее время мы пропагандируем концепцию переосмысления и деликатных внедрений. Разработали универсальный подход к переосмыслению российских городов и опробовали его часть на примере Орла.

—  Сколько времени сотрудники архитектурного бюро провели в Орле и сколько человек работало над созданием?

— Над проектом (вернее будет сказать — концепцией) работало 4 человека. В Орел выезжали 5 раз, к тому же проводили «кабинетные» исследования.

—  Вы сошли с поезда в Орле. Первые впечатления от города тремя словами.

— Отсутствие центра, разреженность застройки и – при этом – удивительные местные ценности. Пространство Привокзальной площади показалось очень пропорциональным. Ощущение «выбитых пустот» не покидало, когда ходили по городу. Однако достопримечательности очень самобытны, но разрознены – поэтому и родилась идея их связать.

— Давайте теперь о Городском парке. Он скорее мертв, чем жив?

—  Сам парк собрал отпечатки множеств эпох и переделок. Все эти изменения и следы времени друг с другом часто не увязаны. Из-за этого появляется ощущение визуального замусоривания и неопределенности. Заняться сейчас там фактически нечем. На широкого и актуального пользователя он не рассчитан. Но потенциал – огромен. Мы его отразили в своей концепции.

— Не слишком ли мал парк для воплощения всего того, что предложено?

Парк действительно небольшой, но мы задействуем больше площади. Предлагаем присоединить Сквер Тургенева, использовать пространство под аттракционами – они фактически не задействованы в зимнее время,  убрать внутренние ограждения. В идеале, если реорганизовать «Колизей», можно использовать площадь под ним. Кроме того, в общественную функцию включается интерьер «Юбилейного».
— Вашу презентацию встретили с явным отторжением. Как ваши проекты принимали в других регионах?

— По-разному. Некоторые очень дружелюбно, некоторые – в штыки. Обычно люди не готовы к переделкам и изменениям даже в лучшую сторону. Это не зависит от региона. Наверное, это такой общий менталитет.

— Критика в ваш адрес обоснована?  

— В ней не было ничего, что идет вразрез с концепцией. Возможно, люди не совсем внимательно слушали или мы не все детально рассказали.

Дорожно-тропиночную сеть мы фактически не меняем, просто в некоторых местах оптимизируем. Проводим только одну дополнительную дорожку среди деревьев там, где раньше никто не ходил – в роще рядом со склоном. Деревья не рубим, а досаживаем, яблоневый сад – восстанавливаем. Предложили еще пространство для вишневого сада. Место размещения фонтана не меняем (хотя, как вариант, в идеале сделать его без чаши, чтобы использовать это пространство в зимнее время). Дом тюремного смотрителя – восстанавливаем и размещаем там кафе. След от старого театра обозначаем. На «колизейной» площадке восстанавливаем историческую функцию. Визуальный хлам – убираем.

Ничего кардинального в нашем предложении нет. Да, появляются новые функции. Да, несколько новых павильонов в современном дизайне – временные, из дерева, которые со временем в результате потребностей посетителей можно без труда сменить, убрать или перестроить.  А современный дизайн применен специально, чтобы не лепить псевдоисторизм.

— Вы спрашивали у молодых жителей Орла о парке? Что они говорят?

— Спрашивали у посетителей и читали в Интернете. В основном все сводится к тому, что это удобное место для прогулок в центре города, но недостаточно ухоженное.

ИА «Орелград»


С 28.07.2017 возможность комментирования на сайте закрыта
Обсуждение новостей доступно в соцсетях