Мусорная реформа в Орле: вектор чиновников расходится с объективной реальностью

Год с момента старта мусорной реформы подходит к концу. Орловский люд немного роптал, но в общей массе платит исправно. Недавно стало известно, что областная администрация нарисовала новую территориальную схему обращения с твердыми коммунальными отходами. «Орелград» решил разузнать, все ли так гладко, как стелют чиновники.

Для начала вспомним, как стартовал этот процесс в регионе. Местным оператором было назначено ООО «Зеленая Роща». Предприятие было учреждено «Корпорацией развития Орловской области» и было полностью подконтрольно правительству Орловской области. То есть, губернатор или профильный департамент мог назначать директора оператора. Первым руководителем стал Дмитрий Хроменков, который до этого возглавлял «Экоград». Компания занималась перевозкой мусора и имела сортировочный завод в поселке Нарышкино. С самого начала этот шаг показался странным, так как на одной чаше весов стоял опыт Хроменкова, а на другой — его заинтересованность в развитии «Экограда», принадлежащего ему.

Собственно в середине этого года Дмитрия Хроменкова сместили с поста и назначили на директорство в «Зеленую Рощу» выходца из Москвы – Александра Ворожбита. Сразу же в Орле появилась московская фирма «Экологистик», которая получила контракты на вывоз мусора из Железнодорожного района, где реально было катастрофическое положение. «Экологистик» отлично справился с вывозом мусора, проблема была снята. Но несложно догадаться, что «Экологистик» — креатура нового директора «Зеленой Рощи». В реальности потребителю все равно, кто вывозит этот мусор. Главное, что он не переплачивает и на площадках чисто.

Мусорный рынок — весьма сложный бизнес и имеет много подводных течений. За ширмой внешней простоты (погрузил и увез с глаз долой) скрываются тарифы, интересы чиновников, интересы бизнеса, полигоны, переработка, экология, правоохранительные органы и, в конце концов, сотни миллионов рублей, собранные с населения.

Когда есть миллионы, обязательно есть способы их направить в нужное русло. Если вы взглянете на структуру тарифа, то обнаружите интересный факт: до 69 процентов денег, собираемых с населения, получают те, кто возит мусор из точки «А» в точку «Б» — перевозчики. По мнению чиновников, именно владельцы мусорных машин должны получать самый жирный кусок от тарифного пирога. Помимо того, что в тарифе им заложен гигантский профит, перевозчики очень быстро смекнули, что им платят за тонны, привезенные на переработку, и если найти мусор потяжелей, то и денег можно заработать больше.

В этом году в ход пошли такие бестселлеры от перевозчиков: машина мусора, хорошо пролитая водой; машина, загруженная наполовину мусором со стройки — бетонным боем или песчано-грунтовой смесью. То есть, перевозчики привозили не то, что орловцы произвели у себя в домохозяйствах (пакеты, жестяные банки, бутылки, пластик, металл и дерево), а то, что им навалили погрузчиком на соседней стройке или при ликвидации стихийной свалки в посадке.

Все это по закону не является твердыми бытовыми отходами, а значит, такими нехитрыми манипуляциями бизнесмены-перевозчики лезли в карман к нам — потребителям. Ведь за эти лишние тонны «Зеленая Роща» платит перевозчикам нашими с вами деньгами. И чем больше перевозчик привезет на мусоросортировочный завод машин, тем больше региональный оператор заплатит ему денег.

Весной этого года наглость перевозчиков породила череду конфликтных ситуаций на «Экосити». Директор завода Юрий Парахин разворачивал машины, из которых текла вода и которые были забиты строительным мусором. Очевидцем такого конфликта однажды стал и журналист нашего издания.

Казалось бы, какая разница заводу, что ему привезли. Но радости от таких подарков Юрий Парахин не испытывал. Он строил свой мусоросортировочный завод в расчете на переработку 200 тысяч тонн ТБО из городских квартир и домов, а ему везли смет с улиц, плиты, шины. От этого он получал серьезный убыток. Ведь чиновники областной администрации, создавая тариф, вычли из него доход, который завод получит, сдавая макулатуру, металл и пластик. В итоге, из огромного тарифного пирога заводу, который ежедневно ковыряется в мусоре и выполняет важную социальную функцию вторичной переработки, достается около 13 процентов. Поставьте рядом две цифры 13 (переработка) и 69 (перевозка) и ощутите бездну, в которую направлена мусорная реформа. Не искажена ли ее суть — сортировка и ликвидация опасных для экологии страны очагов мусора? Один из этих опасных очагов сейчас находится прямо на территории города Орла.

Свалка на Итальянской улице должна быть подвергнута рекультивации, но по каким-то странным причинам в новую схему обращения с ТКО рекультивация свалки чиновниками не включена. Земли под полигоном выделяются администрациями с такой скоростью, как будто директор завода «Экосити» просит их себе под строительство коттеджа, а не для решения важного для региона экологического вопроса. Судя по всему, ежедневно дымящая канцерогенным и опасным смрадом свалка не будет закрыта в ближайшие пару лет саркофагом, и орловцы будут вдыхать новые порции продуктов горения, выпивать десятки литров воды с химикатами, которые приводят Орловскую область на первые места в стране по онкологическим заболеваниям.

Но есть «благая весть» в отечестве нашем. Чиновники выделили уже два участка земли между нынешней свалкой и балкой Непрец, где устроят отличный полигон в 27 гектар мусора. Речи о том, чтобы как-то приостановить создание полигонов вокруг Орла, не идет, город продолжит обрастать мусорным поясом. Новый полигон отдан в распоряжение компании «Экополис», которая, как и в случае с «Зеленой Рощей», имеет государственное участие. Отдельно стоит остановиться на том, как будет функционировать новое мусороперерабатывающее предприятие. Точнее на его экономических перспективах.

Для этого следует сделать немного вычислений. На завод «Экосити», согласно региональной схеме обращения с ТКО, созданной чиновниками, должны были поставить около 200 тысяч тонн мусора. (Исходя из такого объема рассчитан тариф, по которому мы ежемесячно платим). Однако 2019 подходит к концу и поставок мусора на завод едва натягивается 120 тысяч тонн, а это значит, что даже на один завод мусора в Орле не хватает. «Экосити» получит убыток, так как возмещение от регионального оператора придет по фактически переработанным объемам. Отсюда становится ясно, что в реальности мы все с вами переплачиваем: мы не мусорим столько, сколько нам нарисовали чиновники. Но давайте вернемся к новому заводу «Экополис». Он запустится в 2021 году, и ему уже нарисовали более 100 тысяч тонн мусора на переработку. 100 тысяч тонн мусора, которых в реальности нет и не предвидится! Так что же там будут перерабатывать? Воздух или мусор из других регионов?

Создается впечатление, что «мусорные заводики» стали для чиновников чем-то наподобие пресловутых «свечных заводиков». Нехитрый бизнес может состоять из ангара, площадки, весовой и куска земли под полигон. Контроль за работой завода у регионального оператора, который под пятой у властей. Перевозчиков мусора можно тасовать, как заблагорассудится. Тариф и потоки тоже под управлением местных чиновников. Нет никакой проблемы запустить «мусорный заводик» и получать прибыль. А что же с теми, кто реально перерабатывает мусор и стремится к безотходной цепочке?

Вектор чиновников расходится с такими «романтиками». Им, как в случае с орловским заводом «Экосити», ставят копеечный тариф, возят на переработку бетон, присылают в гости проверки и запускают под боком так называемые «государственные» заводики, куда сможет «окунуться» любой чиновник, его очередной советник или просто родственник.

Объективная реальность в Орловской области такова, что жители переплачивают, перевозчики жируют, переработка в стагнации, а чиновники берут цифры объемов мусора из космического эфира.

ИА «Орелград»


С 28.07.2017 возможность комментирования на сайте закрыта
Обсуждение новостей доступно в соцсетях